Так сложилось, что на древних землях Скандинавии, веками или даже тысячелетиями, сменяли друг друга древние племена и народы, все они оставили после себя свой особый след - множество памятников, жилища и захоронения, культовые сооружения, предметы быта и одежду, ремесленые товары, предметы боевого и охотничье-промыслового снаряжения. Наиболее выразительная часть этих артефаков собрана в уникальном этнографическом музее, в самом сердце Скандинавии - Стокгольме.Так сложилось, что на древних землях Скандинавии, веками или даже тысячелетиями, сменяли друг друга древние племена и народы, все они оставили после себя свой особый след - множество памятников, жилища и захоронения, культовые сооружения, предметы быта и одежду, ремесленые товары, предметы боевого и охотничье-промыслового снаряжения. Наиболее выразительная часть этих артефаков собрана в уникальном этнографическом музее, в самом сердце Скандинавии - Стокгольме.
Этническое разнообразие Скандинавии позволило воспроизвести впечатляющую экспозицию, которая создала музею добрую репутацию одного из интереснейших этнографических музеев в Швеции.Экспозиция музея выдержана хронологически и создана по принципу показа этнических групп. 
Швеция - это туманное море со множеством мелких прибрежных островов и изрезанный неглубокими заливами берег, это еловые, березовые и сосновые леса, мхи, лишайники и вереск, чистые прозрачные озера и реки, гранитные скалы и валуны. Здесь природа служит образцом сдержанной, лаконичной красоты: бледно-серое северное небо, сочная зелень травы и хвои, темные массивы гранита, белые паруса яхт и чайки над морем. Красота северной страны неброска и сурова, но, если вглядишься в нее - она завораживает.В начале XVI века Швеция стала независимым королевством, которое в результате завоевательных войн за два века значительно раздвинуло свои границы в районе Балтийского моря. И, как следствие роста могущества страны, начинается бурное строительство. Многочисленные дворцы и поместья строили архитекторы, прошедшие обучение во Франции и Италии, но чужеземным архитектурным формам здесь всегда придавали национальный характер, корнями уходящий в народное зодчество.
В отличие от других Скандинавских стран, в шведской культуре XVI в. крупную роль сыграли не только протестанты, но и эмигранты-католики.Крупнейшим писателем Швеции XVI в. был главный деятель Реформации в этой стране Олаус Перти (1493—1552). Особенно ценны его перевод на шведский язык Библии (так называемая ч Библия Густава Вазы») и «Шведская хроника» — старейшее произведение по истории страны. Перти стал основоположником современного шведского литературного языка. Значительный исторический и литературный интерес сохраняют письма и речи короля Густава Вазы. Против Реформации выступил епископ-католик Йоханнес Магнус. Иоханнес Магнус (1488—1544), вынужденный эмигрировать в Рим, стал автором панегирической «Истории Готии и Швеции», позже опубликованной его братом Олаусом Магнусом (1490—1557), также бежавшим в Италию. Олаусу Магнусу принадлежит «История северных народов» (1555 г.), в которой значительное место уделено географическим сведениям. Он издал первое картографическое изображение и описание Скандинавского полуострова и прилегающих областей, в том числе Прибалтики и русского Севера («Морская карта», 1539 г.).К началу XVII в. относится творчество родоначальника шведской драматургии Ю. Мессениуса (1579—1636), разрабатывавшего в драмах «Белая лебедь» и др. сюжеты из светской истории и фольклора. Ему принадлежит литературно-исторический труд «Scandia illustrata».В XVII в. зародилась лирическая поэзия. Крупнейший лирик Л. Вифаллиус — автор произведения «Жалобы по поводу этой сухой и холодной весны». Официальная идеология шведского вели-кодержавия, сформировавшаяся в XVI — XVII вв. на почве военных успехов, получила отражение в фантастическом сочинении Рутбека «Атлантида», где Швеция объявлена прародиной всей мировой культуры. Идеология Возрождения нашла отражение в творчестве К. Шернъельма (1598—1672), крупнейшего шведского писателя XVII в.Патриотическое возвеличение шведской истории в первой половине XVII в., в пору превращения Швеции в великую державу, нередко обретало чер¬ты расчетливой официальной политической пропаганды. Это сказалось, в частности, уже в двух изданиях 1615 г.— в анонимной «Прозаической хронике», освещающей историю шведского государства до середины XV в., и «Хронике готов» Э. Олаи.Процессы, происходившие в шведской литературе XVI в., родственны датским. Во второй половине XVI в. распространяется школьная драма с биб¬лейскими сюжетами о Товии, Юдифи и Олоферне и др. Светская драма появляется лишь в 1610 г. (чТисба* М. Астероферуса).Заметный шаг вперед делает в первой половине XVII в. шведская философская мысль. Уже с конца XVI в. распространяется учение П. де ла Раме, шведские последователи которого выступают против схоластического метода, за независимое от церковного контроля развитие науки. В числе рамистов — О. Беллинус, Л. Готус и др. Их выступления подготовили почву для распространения во второй половине XVII в. декартезианства. Декарт был приглашен в Швецию и приехал туда в 1649 г. Он был постоянным собеседником шведской королевы Кристины, едва ли не образованнейшей женщины своего времени.В художественной жизни Швеции, как и Дании, ведущее место принадлежало иноземным мастерам. В середине XVI в. в культуру и искусство Швеции проникают идеи европейского Ренессанса. Тем не менее, сугубо «городские* аспекты ренессансной культуры остались чуждыми мировосприятию преимущественно сельского населения страны. Ограниченные масштабы строительной деятельности тормозили реализацию ренессансных идей в архитектуре. В XVI в. только Стокгольм был относи¬тельно крупным, динамично развивающимся городом, культурным и научным центром.Усиление самобытных шведских тенденций в архитектуре, характерное уже для конца XV в., проявилось главным образом в строительстве ратуш торговых городов. В планировке городских жилищ прочно удерживались позднесредневековые черты. Растущие города вызывали увеличение плотности их застроек. Богатство орнаментации домов стало вопросом престижа преуспевающих горожан. Причудливое сочетание раннеготических и раннебарочных орнаментальных мотивов, выработанных датской архитектурой, послужило образцом декора городских построек Швеции второй половины XVI — начала XVII вв. Фрагменты подобной застройки сохранились в Стокгольме в районе Гамластан, на набережной Шепсбурн и вокруг площади Стурторгет.К середине XVI в. сложился своеобразный местный стиль, названный историками Вазаренессана (1523—1611) и проявившийся в светской архитектуре королевских крепостей-замков и дворянских усадеб-замков. Характерной особенностью этого стиля стало сочетание черт местной фортификационной архитектуры с отдельными, главным образом неконструктивными элементами готики, ренессанса, а позднее и барокко. Стиль утвердился при строительстве новых (Гётеборг) и реконструкции старых (Стокгольм) городов. Именно здесь были реализованы новые стилистические тенденции, опиравшиеся на применение классического ордера.Основными типами светской архитектуры Швеции XVI — XVII в. стали королевские крепости-замки и дворянские замки-усадьбы. Первым замком Густава Вазы в стиле чВазаренессанс» был королевский замок в Грипсхольме (1537 г., архитектор X. фон Геллен из Померании) на озере Меларен, в 45 км. от Стокгольма. Ядро замкового комплекса образовано четырьмя круглыми оборонительными башнями, соединенными низкими корпусами, две из которых имели тяжелое артиллерийское вооружение. Резиденцией короля служила одна из таких башен, перед которой при преемниках Густава Вазы были сооружены жилые покои.Архитектура дворянских замков XVI в. отражала влияние ренессансной архитектуры Дании. К датским постройкам близок замок в Турупе — квадратное в плане кирпичное здание с двумя расположенными по диагонали круглыми башнями и ренессансной аркадой внутреннего двора. Асим¬метричные фасады завершены ступенчатыми фронтонами, декорированными рядами плоских, прямоугольных и круглых ниш.Новая стилистическая направленность в строительстве дворянских замков окончательно утвердилась в конце XVI — начале XVII в., о чем свидетельствует замок Свенструп, который отличается нарядными завершениями торцов и центральной лестничной башни.Оставаясь долгое время на положении художественной провинции, Швеция отставала от темпов Развития основных европейских школ. Для шведской средневековой живописи и скульптуры характерно пристрастие к апробированным в западно¬европейском искусстве сюжетным изобразительным мотивам.Шведская позднеготическая скульптура заимствовала черты школы Любека, мастера которой поставляли деревянные статуи и резные алтари в страны Скандинавии и Прибалтику. В конце XV в. в Стокгольме работал скульптор и живописец из Любека Б. Нотке, произведения которого оказали существенное влияние на сложение местного позд-неготического стиля. Нотке принадлежит деревянная скульптура < Святой Георгий» в одной из церквей Стокгольма, заказанная в память о победе шведов над датчанами в битве при Брункеберге (1471 г.).Заботясь об укреплении авторитета Швеции на международной арене, процветании ее культуры, Густав Ваза и его сыновья приглашали иностранных мастеров — в основном немцев и датчан, принимавших участие в многочисленных работах по обновлению старых и украшению новых королевских и дворянских замков. Шведское изобразительное искусство этого времени было тесно связано с архитектурой, составляя часть декоративного убранства культовых и дворцовых построек. Парадные жилые апартаменты королевского замка (Грипсхольм, Вадстен) украшались лепниной, сочетающей ренессансные мотивы с местными растительными формами.В конце XVI в. в Стокгольме образовалась большая колония иностранных мастеров, преимущественно немецкого и голландского происхождения. Перестройка и украшение замков Стокгольма и Свартшё выполнены наиболее талантливым из них нидерландским архитектором и скульптором В. Боем. Ему же принадлежит проект церкви Якобсчюрка (1588—1593 гг.) в Стокгольме. Скульптурное надгробие Густава Вазы и его жены, созданное Боем в конце XVI в. и установленное в интерьере собора Упсалы, оказало влияние на развитие ренессансного стиля в шведской надгробной пластике.Среди иностранных мастеров, работавших в Швеции во второй половине XVI в., выделяются портретисты Я. Бинк, Д. Вервильт, И. ван Утер, монументалист А. Ламбрехтс и др.